PFC StalSite Slogan
10.11.16 в 23:05

Разговор по пятницам. Владимир Трубников. Часть вторая

Продолжение нашего разговора с Владимиром Трубниковым, первую часть которого можно прочесть на сайте.

Ужгородский гром

- А жили вы в Днепродзержинске или в Днепропетровске?
- Нас было много ребят из Днепропетровска, человек шесть-семь: Бабенко, Елизаров, Гарбузов – второй вратарь, я, Черников… Там каждый год кто-то добавлялся, вот Олег Назаренко, Юра Кривченко, тоже рано от нас ушел, к сожалению… За нами приезжал автобус и вез в Днепродзержинск. За два дня до игры приезжали, садились на сбор и уже на месте готовились. Там был бывший детский сад, так мы в нем жили. Со временем нам и бильярд поставили, и баньку сделали. А после игры нас отвозили обратно. Хотя, нужно сказать, что в 1982 году мы еще ездили на электричке, а на следующий год завод получил автобус Икарус и уже он за нами ездил. Вообще отношение к футболиможно стам у руководства было отличное. Витя Мунтян приехал – квартиру получил, Коля Голик приехал – квартиру получил. Я женился в январе 1985 года и мне обещали квартиру в конце года. А тогда всем давали квартиры на левом берегу. И Вове Елизарову, и Валере Гамидову, и Сане Мартышову, и Сереге Перерве, который сам из Вольногорска. И мне планировали тоже там в новостройках.         

- Первая половина чемпионата 1983 года получилась самой мощной.
- Да. В 1983 году защита играла просто великолепно. Остался этот квартет Бабенко-Елизаров-Мунтян-Голик, и за первый круг мы пропустили всего 8 или 9 мячей в 25 играх. Одно время даже на третьем месте шли. Хотя опять же, лично для меня чемпионат был не самый удачный. У меня были проблемы со спиной, много пропустил. Но команда выступала хорошо, вплоть до начала второго круга, пока мы не поехали на дальний выезд Ужгород-Ивано-Франковск-Черновцы. В Ужгороде игра была кошмарной. Основной вратарь Бакинов не поехал, травму получил, и вышел Гарбузов, а кроме того Палейчук боялся грозы – просто страх. А тут гром, молния, ливеняка, и под проливным дождем нам один за другим пять мячей забили – 0:5. А потом в тех двух играх у нас баранки. И на тот момент это было впервые, чтобы мы с выезда вообще очков не привезли. 

- Этот выезд надломил команду?
- Не то, чтобы надломил. Как раз перед этим Восика Багмута «Днепр» забрал. А он очень много значил для «Металлурга», выполнял огромный объем работы. Без него мы ослабли. Играл правого полузащитника, но много отрабатывал в обороне. Слева Валера Палийчук играл. Они носились туда-назад, такое ощущение, что у них по два сердца было. Финишировали мы тогда на 12 месте, в середине таблицы.

- А что потом произошло?
- В 1984-м начался спад. Одни начали уходить, другие приходить, но равноценной замены ушедшим не находилось. А на следующий год Алексей Иванович уже покинул команду и назначили главным тренером Владимира Ивановича Манжелея. Он на тот момент был еще молодым тренером, и по жизни очень мягкий человек. И он просто не смог управлять командой, а в «Металлург» как раз пригласили Валеру Шека из Кривого Рога, Валеру Черных, Женю Чижика, Гришу Скорина… И в команде пошли передряги, она разделилась на два фронта. То есть, с одной стороны опытные бывшие криворожские-днепровские во главе с Шеком, а с другой старожилы команды. Потом пошли разговоры, что кто-то сдает игры. Причем, то кто-то из одной части сдает, то кто-то из другой. Я нигде не участвовал, потому что я нападающий, сколько бы, не забил, они все равно пропустят на один больше. От меня ничего не зависело. А был случай, когда Леня Туктаров вышел и коленом забил в свои ворота, действительно случайно, а ему начали пихать, что он сдает. Он абсолютно в этих подковёрных играх не был задействован. И так мы играли этот сезон, хотя опять же тот же Манжелей говорил мне, много позже, что я был у него любимым футболистом в команде. Так что пошли эти передряги, и из-за этого команда покатилась. При этом нам в личных встречах не хватило всего одного гола со «Стахановцем». В итоге, мы вылетаем из второй лиги. Естественно, если мы вылетаем, то кто мне тогда тут квартиру даст? Хотя нам говорили, что подождите, команда еще может быть останется, что там идут разговоры, мол, могут оставить во второй лиге. И команду никто не распускал. Ездили на тренировки, набрали много молодежи и так готовились к сезону. И только уже перед самой весной нам сказали, что всё – команды не будет. Было очень обидно.

Мимо Атлантики

Получилось, что остался без команды, но я учился в институте физкультуры, поэтому получилось сосредоточиться на учебе. А по дороге меня пригласили в Орджоникидзе играть на первенство области. Зачислили на местный ГОК, поставили зарплату 200 с чем-то рублей, а мне нужно было приезжать только на игры, даже тренироваться не надо. Играли мы неплохо на чемпионат Украины среди КФК, а в товарищеских играх обыграли «Кривбасс» 4:3, в воротах там Володя Стрижевский как раз играл, и никопольский «Колос» - 3:2. И после этого в конце сезоне нас вместе с Игорем Булгаковым в «Колос», который играл в первой лиге, и пригласили. Много там тоже было бывших днепровцев – Коля Федоренко, Саша Червоный… До окончания чемпионата оставалось 8 туров, и как-то так получалось, что, если я успешно выходил на замену, то на следующий матч, даже в запас не попадал. Что-то непонятное происходило. Хотя выхожу в перерыве матча с «Динамо» (Батуми) при счете 1:1 и старший тренер Геннадий Лисенчук говорит: «Труба, чтобы вышел и гол забил!» И тут же на 47-й минуте я забиваю: Горячев бьет головой, попадает в перекладину и я на добивание.

- И на следующий матч не попали в заявку?
- Попал, но на поле не вышел. В Смоленске с «Искрой». Там тогда, кстати, Эдик Сон играл, Пётр Нейштетер. Но, правда, там и состояние было такое, что и выходить не хотелось. Наш игрок Володя Гусак столкнулся головой с соперником, и ему практически всё лицо во внутрь вдавило. Дождь моросит, трибуны пустые, и треск стоит на весь стадион. До сих пор жутко вспоминать. Ему потом операцию делали, всё вправляли.

В общем, доиграли сезон, а в отпуск команда должна была ехать в круиз по Атлантическому океану. И я готовился вместе со всеми, делал паспорт, сделали мне уколы от желтой лихорадки, а буквально накануне меня отцепили и взяли какого-то КГБиста. Конечно, перенес это очень тяжело. Был настроенный на поездку. А там пять стран: Англия, Португалия, Канарские острова, Сенегал, Гвинея. И сейчас такое турне мало кто себе позволить может, а в то время, когда страна была закрытой, и говорить нечего. Думал один такой шанс в жизни. Конечно, расстроился сильно, но с другой стороны, благодаря этому сумел закончить институт. Я за это время как раз всё вызубрил, пошел и сдал, потому что, по другому шансов не было – на этой кафедре взяток никто не брал (смеется).

Игрок…московского «Динамо»

А заодно и делаю себе операцию на мениске. Хотя в «Нистру» начал звать возглавивший молдавскую команду Владимир Емец, обещая двухкомнатную квартиру в центре Кишинева… Но у меня как раз в это время проблемы с коленом. Ну и что тогда, мне делать вид, будто сломался там? Это было бы неправильно, непорядочно. Говорю: подождите, сделаю операцию, поправлюсь, тогда уже вернемся к разговору. Но к разговору не вернулись, и уже в конце сезона я заявляюсь за павлоградский «Шахтер».

- Попиначенко там уже не было?
- Нет. Команду тренировал наш специалист Герман Валентинович Кудзиев. И у меня игровой практики абсолютно не было и было так тяжело. Помню первую игру в Николаеве вышел и буквально с трех метров не попал в ворота. А потом приезжаем в Одессу со СКА играть, а там еще Петя Чилиби, Сережа Марусин выступали, и я там забиваю. И дальше пошло-пошло-пошло… Доиграли тот чемпионата, начинается новый, стал регулярно забивать.

Потом был сезон в Кировограде. В той «Звезде» были хорошие футболисты. Опять же Коля Федоренко, Андрей Дилай, Саша Хапсалис… Там меня очень серьезно сломали. Играли с хмельницким «Подольем», Серега Шелест мне сбрасывает мяч головой, а вратарь выскакивает с прямой ногой. Я успевают нанести удар с левой, и только у меня нога становится на землю, как он мне врезается в колено… Так это хорошо еще, что я успел немного корпус назад отклонить…Хруст, доктор выбегает, что-то пытается вправить, но нет, тут же в скорую и со стадиона в больницу. Кладут гипс полностью на всю ногу. И уже на базе я сумел заснуть, только потому, что принял много водки…

На следующий день привезли меня на обкомовской машине домой. Гипс я тогда же разорвал, а там колено отекло, на утро поехали к врачам – они грамм 250 откачали жидкости и понял я, что попал очень серьезно. В Днепропетровске к Лоскутову ездили, тоже ничего хорошо не обещал. Ну и Саша Хапсалис помог меня определить в Москву в ЦИТО, а там очередь 1600 человек! Николай Толстых тогда стал президентом московского «Динамо», и Хапсалис, который там раньше играл, через него сделал мне бумагу, что я являюсь игроком московского «Динамо» и во время матча получил травму! Ну и мне без очереди делают операцию…

Так в Кировограде тоже, обещали квартиру, но после первого круга снимают главного тренера Иштвана Дьердевича Шандора, который меня туда и приглашал, а я поломанный, тут новый тренер, какая может быть квартира?

Ну и я возвращаюсь из Москвы, и меня больным берут обратно в Павлоград. Начал потихоньку работать на сборах, проверял самочувствие, опять жидкость откачивали, делал себе гормональные уколы… В результате пришлось ложиться на еще одну операцию, которую в 16-й больнице мне делал нынешний врач «Днепра» Коля Линевич.

- Так вы давно знакомы?
- Да, мы дружили еще с 80-х. Я к нему трижды на операции попадал. Он же мне и мениск удалял после Никополя. Напротив 16-й больницы был спортивный зал, и мы вместе зимой там бегали, когда сборов не было. И Коля Кудрицкий приходил, и Серега Пучков, и Восик Багмут, и Антон Шох…Потом там же рядом ходили пивка попить, сковородку поесть. Это ж в межсезонье, когда делать было особо нечего. Там и Линевич с нами был. Вот Коля делал мне первую операцию на мениске, потом была операция в Москве, затем опять Коля колено ремонтировал. Тяжелая была операция, он с двух сторон делал – три с половиной часа шла. Но уже через два месяца я выхожу на замену за Павлоград и в первой же игре забивают гол харьковскому «Маяку»: Толя Оленев бьет, вратарь отбивает, и я в пустые ворота закатываю. Стал постепенно вкатываться, восстанавливаться и уже на следующий год меня, что называется, прорвало. В последнем чемпионате Союза мы с Витей Громовым вдвоем забили 51 мяч: он - 26, я - 25. Но он еще пенальти бил, у него семь голов с 11-метровых ударов было, а у меня только один. Его как раз в тот момент заменили, поэтому один раз с точки удалось пробить.       

Венгрия

- А как в Венгрию попали?
- Ехал я туда, можно сказать, полгода. Как раз развалился Союз, мы с Павлоградом были зимой на сборах Закарпатье и в Невицком, что в 12 км от границы,  играем товарищеский матч с венгерской командой «Ньиредьхаза». За нее в то время играл выступал Игорь Андреев, с которым мы вместе выпускались из «Днепра-75». Мы выиграли 2:0 и я забил оба мяча. Жили мы с ними в одной гостинице, и венгры сразу стали меня обхаживать. А наш начальник команды Анатолий Кескюла говорит, подожди полгода, потом поедешь. На этом всё и закончилось.   

Ну а затем позвонил Иштван Шандор, с которым работали в Кировограде, и он мне предложил поиграть в Венгрии. Это была команда второй лиги «Серенч» из одноименного города. Кстати, в переводе с венгерского Серенч – удача. Отыграл за Павлоград в первой лиге первый чемпионат Украины, а во второй лиге Венгрии денег давали раза в четыре больше, чем в Павлограде. У нас как раз купоны пошли, а туда приехал – прилавки полные, ну что говорить: заграница есть заграница. Хотя всё познается в сравнении. В Серенче со мной играл Сергей Шелест, который тоже был у Шандора в Кировограде. Так у Шелеста отец в Москве серьезный человек – бывший ОБХССовец, а потом был начальником хоккейной команды «Спартак» (Москва). Так он полгода в Венгрии поиграл и говорит: «Ну чего мне за эти копейки играть, вернусь в Москву», и уехал.    

Встретили меня в Венгрии очень дружелюбно. Многое было мне в диковинку. Хочешь курить – не вопрос, иди кури, ни от кого прятаться не надо. В первой же игре мы играем на Кубок Венгрии с командой высшей лиги «Ньиредьхаза», которой я за полгода до того два мяча в товарняке забил. Мы проигрываем 1:4, но я этот единственный гол у нас забиваю. После игры ко мне спонсор подходит и дает пять тысяч форинтов. По тому курсу это было 100 немецких марок. Это я получил за гол, в проигранном матче. Я просто обалдел! Мы уродовались у нас в первой лиге Украины, и примерно эти деньги получали за месяц! И то, мы обыграли Никополь, и нам за это «Кривбасс», вышедший в высшую лигу, дал за это денег. У нас зарплата была две тысячи купонов. Мы за месяц три победы в гостях одержали и заработали примерно теже деньги. Конечно, мне захотелось дальше забивать – это был стимул хороший. Приехал на зарплату в 300 долларов, питание и проживание за счет клуба.

И уже в первом матче чемпионата мы играли против одного из лидеров этой лиги, хотя чувствую, что команда играет уровнем, ну как у нас на чемпионате области. Хотя там во второй венгерской лиге команды были полулюбительские, многие работали и плюс за футбол еще тоже деньги получали. Вышел, два забил, мы 3:1 выиграли, после матча болельщики денег собрали, дали тут же премиальные – теже пять тысяч форинтов.

Поехали мы на выезд, а там меня уже прихватили. В газете написали составы команд, отчет, лучших в предыдущем матче отметили. Будущий соперник читает, смотрит – о какой-то русский приехал, два гола забил, значит с ним нужно персонально играть. И ко мне персонально приставляют человека, который вообще не дает принять мяч. Только передача в мою сторону он меня раз по ногам бьет, второй раз по ногам, третий по ногам… Получает желтую карточку, отходит и возле меня уже другой защитник и опять по ногам, по ногам… В общем, выключили меня полностью, мы проиграли. Ну и так пошло, и закончили чемпионат на довольно высоком пятом месте.

Самым памятным матчем в Венгрии стал игра с местной командой в городе Озд – это прямо на границе со Словакией. Там команда за три года вылетела из высшей лиги во вторую. Приезжаем туда, там шикарный стадион, поле в идеальном состоянии. И вот я в этом матче забиваю четыре мяча – и все разные. Первый гол – бью штрафной, и рикошетом от защитника в ворота. Второй – подаю угловой, и мяч попадет в дальнюю штангу и залетает в ворота. Ни до, ни после прямым ударом с углового я не забивал. Потом самый традиционный мой гол – первым успел на добивание после того, как вратарь отбил мяч. И последний мяч я забил после подачи со штрафного - пробил слету щечкой. Мы выиграли 4:2. А там был, как я его называл венгерский Папа. У него там свой бизнес, и он мне начал давать за каждый гол по 5 долларов. А он обычно с друзьями на трибуне сидит, и я когда гол забивал, все время мимо него пробегал, махал рукой и кричал по-венгерски : «Аpa, öt», то есть: «Папа, пять!» Он встает, у него слезы текут… Мы с ним очень дружили. Когда семья моя в Венгрию переехала, то он всё взял на себя. Сезон там провел на приличной волне, осенью за 14 матчей забил 12 мячей.

- А виза какая в Венгрию была?
- Тогда шенгена никакого не было. Просто на границе ваучер покупался и езжай. Потом они как-то сделали, что подряд можно было находиться не более 30 дней, и нужно было мотаться на границу отмечаться, но я это не всегда делал. Знакомые тогда брали канистру вина (а это как раз район Токайкого вина), везли на границу, с венграми вопросы решали, ну а наши что? Я же с украинским паспортом, как они меня не пустят? Потом обратно ехал.

Сезон закончили хорошо, обыграли в конце года команду, которая заняла третье место 3:0, я два мяча забил. После сезона банкет, пели русские песни на венгерском языке, было очень душевно.

 А потом там поменялся спонсор, поменялся тренер. Новый наставник был какой-то наивный, далекий от футбола, причем во всем: в упражнениях, в объяснениях… Мне, конечно, особо ничего и не говорили, я итак знал куда бежать. В общем, всего отыграл там полтора года и по дороге решил бизнесом заняться. Поехал к друзьям, смотреть образцы всякой водки, ликеров, которые как раз там в то время и производились, и к нам поставлялись. Заодно там проводился турнир, принял в нем участие, и позвали играть за местную любительскую команду, причем платили даже больше, чем в том клубе второй лиги. Городишко маленький – две с половиной тысячи населения, но всё было душевно. Отыграл там два с половиной года, пока уже окончательно меня травма не вывела из строя – сустав под коленом, боль адская при сгибе была. Сделали операцию и ровно 20 лет назад, 1 сентября 1996 года, я от туда уехал. Тепло попрощались, и я постоянно теперь туда езжу. По три, по пять раз в год, когда как получается. И в этом году там был. Свою детскую команду возил в Венгрию на турниры, и взрослую тоже возил, с которой работал.

Футбол дал мне многое

Так что футбол мне многое дал. А последнее, что мне удалось выиграть, так это Кубок Украины среди ветеранов с нашей командой «Александр» в 2003 году. Андрей Сидельников там играл, Петя Буц, Юра Миргородский, тоже командочка неплохая была. В финале мы обыграли Тернополь с Игорем Яворским. И в финале я забил, а до того решающий гол в полуфинале. Мы выиграли дома у «Кривбасса» 2:1 (там я не играл), а по ходу ответного матча проигрывали 0:1 (пропустили с пенальти), и получалось, что криворожане проходят дальше. Но меня выпустили на замену, и буквально тут же сравнял счет. Так и закончили 1:1 и вышли в финал.   

- Дети талантливые сейчас есть?
- Есть, конечно. Я сейчас под Академией «Днепра» работаю и всех талантливых ребят туда передаю. Хотя случаи разные бывают. То передам отличного пацана, а через год он вообще никакой. И причина непонятна. Может они там подход к нему найти какой-то не могут, опять же сейчас других соблазнов разных много. Сложно сказать. Но по себе говорю, что каждый год приходит ребенок, ну настолько хороший, интересный и одаренный. Куда они потом деваются? Я не знаю. Недавно передал парня 2009 года рождения, а после этого и 2011 года, причем тренируется он с командой на год старше. А есть мальчик 2012 года, да ему всего 4 годика, а тренируется с командой на пару лет старше. Ростом не выше стола, мяч по колено, но при этом и скорость есть, и координация, и уже футбольный ум появляется. Выходит один на один с вратарем, мяч перекладывает, бьет мимо вратаря… Хотя у опытных тренеров есть мнение, что тот, кто резво начинает, потом обычно сдувается и не становится профессиональным футболистом. Обычно выплывают середнячки, которые много работают. Вот тот же Вова Лютый так и выплыл. Если бы мне тогда, когда мы вместе играли в «Днепре-75», кто-то сказал, что Вова дойдет до сборной Союза, станет Олимпийским чемпионом, я бы у виска покрутил.

Впрочем, опять же сложно сравнивать времена. То движение, когда мы играли, и нынешнее – небо и земля. Тогда ты, не имея высокой скорости, но за счет футбольного ума, техники и класса, пусть ты и тихоход, но все равно мог пробиться и сделать себе карьеру в большом футболе. Сейчас же нет. У тебя должны быть хорошие физические данные, фактура, рост, скорость, и вот тогда этими футболистами занимаются. Как сейчас говорят в школе киевского «Динамо»? «Если у мальчика нет скорости, то им и не нужно заниматься, он футболистом не станет». Хоть он, как артист работает с мячом, поле видит замечательно, но если нет скорости, то всё – заниматься бесполезно.   

- Это правильно, на ваш взгляд?
- Сложно сказать. Возьмите Рыкуна. При нем в «Днепре» был тот же Шелаев, который отрабатывал за него в обороне, как и другие партнеры за ним вычищали всё. Но они знали, что их задача перехватить мяч и отдать Рыкуну, и тогда они свою работу сделали, а тот, в свою очередь, потом сам разберется, как лучше – придержать мяч или дальше атаку развивать. Может быть, таких футболистов сейчас и нет, что в детском футболе их отбраковывают? В 70-е, 80-е таких было много – Кипиани в тбилисском «Динамо», Максименков в московском «Динамо», Шнейдерман в «Днепре»… Это те люди, которые не обладали, может быть, какими-то бойцовскими качествами, но они играли в футбол за счет мозгов. И именно, что ИГРАЛИ, а не бились…

- Из вашего рассказа, я так понял, что такой же был и Александр Мартышов в днепродзержинском «Металлурге»…
- Да, и Санька был точно такой же, мягонький, порядочный парень. Он и по жизни такой же интеллигентный, от него я вообще ни разу не слышал, чтобы он когда-то матерное слово сказал. Но так человек был воспитан.

Так что остаюсь в футболе. И детские команды есть, и взрослых веду на первенстве города. Вот сейчас помощник есть в детской команде, так что воспитываем не только детей, но и молодых тренеров. Да и уже, сколько их через меня прошло…    

Пресс-служба ПФК «Сталь»

Разговор по пятницам. Владимир Трубников. Часть вторая
Разговор по пятницам. Владимир Трубников. Часть вторая400600
PFC Stal
PFC Stal150250
2016-12-13https://pfcstal.com/news/klub/razgovor-po-pyatnicam-vladimir-trubnikov-chast-vtoraya
Оценка: 
Голосов пока нет
Комментарии